Интересности Ломовая Лилия. Глава 31

Ломовая Лилия. Глава 31

03В этот момент в лабораторию вбежал Ключик. В зубах у него был компьютерный диск.

— Цыпленочек, — сквозь зубы прорычал он, — анти-Зигфрид у меня, раскидывай этих идиотов и спасай планету!

— Говорящая собака? – опешил Верник.

Томсон почему-то не удивился. Впрочем, по его лицу было видно, что он вообще вряд ли умел удивляться. Его белесые брови съехались на переносице.

— Где диск, Владыка? – заорал он.

Верник, очнувшись, схватился за карман. Пиджака не было! Он снял его и повесил на стул, когда наблюдал за экраном. Оттуда его, вероятно и спер Ключик.

— Диск был в пиджаке, — растерянно произнес жрец.

Ключик тем временем отдал диск мне.

— Лучше Никите, Ключик! Я не знаю, как этим пользоваться, — сказала я.

В этот момент Рэм метнулся к Никите и приставил ему к голове пистолет.

— Отдай диск, Защитница! Отдай, если хочешь, чтобы твой Никита остался жить!

— Молодец, мальчик! – похвалил сына Верник. Рэм приосанился.

— Давай же! Ну! Я буду стрелять.

Я растерялась. Верка толкнула меня в плечо.

— Отдай. Он убьет его! Слышишь, Лилька?

— Отойди от Никиты, Рэм, — сказала я. —  Я отдам диск.

— Лиля, не делай этого, не делай этого! Активируй программу, вставь диск вот в тот компьютер, видишь, дисковод? – прохрипел Никита.

— Молчи! Пристрелю! – сжал ему шею Рэм.

— Я отдам диск. Отойди от него на два шага, Рэм.

Рэм отодвинулся от Никиты, по-прежнему держа его на мушке.

— Я брошу диск на пол. Смотри.

Я кинула диск Рэму. Дальше все произошло в одно мгновение. Рэм, Ключик и Никита одновременно бросились на диск.  Образовалась куча мала. Раздался выстрел. Ключик выскочил из-под окровавленного Рэма с диском в зубах, подбежал к компьютеру, нажал лапой кнопку и вставил диск. Программа заработала. Механический голос произнес:

— Программа Анти-Зигфрид запущена.

Томсон и старший Верник кинулись к компьютеру, чтобы помешать Ключику.

— Ко мне! Уничтожить псину! – приказал Томсон курумбам.

Снова началась стрельба. Я окружила себя, Верку, Ключика и главный компьютер защитным полем. Держать такое большое поле было тяжело, у меня затекло тело, глаза заливал пот, голова раскалывалась. Томсон бессильно бился о невидимую стену, пытаясь достать меня, курумбы отлетали, как мячи, пули со звоном сыпались на пол.

— Рэм! Мальчик мой! – закричал Верник, бросившись к сыну.

Никита поднялся с пола, держа в руках пистолет. Рэм был мертв.

— Убийца! – истошно заголосил жрец, — убийца!

— Программа «Анти-Зигфрид» загружена. Поздравляем! – сказал робот.

— Будь ты проклята, — просипел Верник и, обведя больными глазами лабораторию, схватил со стола нож.

— Нет! – крикнула Верка. Ключик бросился к Вернику и, тут же получив удар ножом, упал замертво.

– Ключик! Никита! – закричала я в ужасе. – Берегись!

Но было поздно. Я даже не успела увидеть, как жрец вонзил лезвие прямо в сердце моего друга.

Выдержать второе убийство Никиты у меня на глазах я не смогла и потеряла сознание.

Последнее, что я помню, были глаза Киары, который сказал:

— Все будет хорошо, храбрая девочка…

Эпилог

Я приоткрыла веки. Солнце резануло ярким светом. Шелест прибоя в двух шагах. Запах моря. Приподнявшись, обнаружила себя на пляже. Кругом народ, дети лепят куличики из песка. Бегают собаки. Чайки носятся над волнами. Рядом со мной пустой лежак с ярким полотенцем. Вот так просто лежу и загораю?! Опять у меня галлюцинации? А где Верник, жрецы, Зигфрид? Никита? Боже, Никита! Сердце кольнуло болью… Его нет больше…И Ключика нет…Память медленно вернула меня в лабораторию жрецов. Боже! Никита! Никита погиб. Он погиб все равно, несмотря на все волшебные попытки вернуть его! Его нет! …На глаза навернулись слезы, в носу защипало. Я смахнула горячую влагу со щеки.

— А вот и наша Лилия! – раздался голос сзади.

Я обернулась и увидела Верку в желтом купальнике. За ней шел мужчина в широкополой соломенной шляпе, закрывающей лицо.

— Я тебя ищу повсюду, — сказала подруга, — знакомься, я привела настоящего  героя!

Мужчина снял шляпу. Передо мной стоял… Пашка! Пашка! Его синие глаза с хитринкой, его улыбка! У меня помутилось в голове.

Я открыла рот, чтобы назвать его имя, но он опередил меня:

— А я вас помню! Хозяйка пса-хулигана? Как он, кстати, поживает?

— Он… его больше нет…

Предательские слезы рванулись из глаз. Я не смогла больше сдерживаться. Пашка! Мой любимый, верный, самый лучший на свете! Я думала, что навсегда потеряла его! Я разрыдалась.

Пашка растерянно посмотрел на Верку. Она ничего не успела ответить, потому что из-под лежака раздался голос:

— Ну так уж и нет…Ох уж мне эти дамочки…. Чуть что – сразу в слезы! – Знакомое длинное рыжее тело с большой головой, прихрамывая, появилось перед нами.

— Ключик, милый! Ты живой! – закричала я, схватив пса в объятия.

Ключик, явно обрадовавшийся моей реакции, разрешил себя погладить.

— Ну ладно, ладно! – проворчал он. – Я тоже рад тебя видеть…

Павел оглянулся растерянно. Но вокруг моего лежака никого не было. Народ ушел купаться.

— Кто это разговаривает? – спросил Пашка.

— Я это говорю, я! – сказал Ключик и поймал блоху зубами.

Пашка севшим голосом произнес:

— Ваша шавка разговаривает…

— Сам ты шавка! У меня, между прочим, седьмая степень посвящения Свету, — ответил Ключик.

Пашка, почуяв слабость в коленях, присел на лежак. Верка захохотала.

— Да, он у нас необычный песик. Но это еще что! Он еще и поет… Я вам сочувствую, Павел! Вам еще предстоит это услышать… Шли бы вы искупались. Вам это сейчас в самый раз. Лилька, ты наверно перегрелась.

Я посмотрела на Павла. Не говоря ни слова, и не отрывая глаз друг от друга, мы поднялись и, взявшись за руки, пошли в сторону моря. С Зигфридом было покончено. Рядом со мной шел мой Пашка. А впереди у нас была целая жизнь. Жизнь Защитницы и Спасателя.

Апрель 2007

Статьи