Интересности Ломовая Лилия. Глава 8

Ломовая Лилия. Глава 8

03—        Это мой брат Детра, — сказал Метхор, а юноша поклонился и улыбнулся мне, как старой знакомой. Он проведет вас к старейшине рода. Только нужно снять обувь.

Я разулась, Детра взял меня за руку, как маленькую и повел внутрь домика. Домик был мал, пришлось сильно наклониться, чтобы войти в него. Я удивилась – зачем эти высокие люди строят такие маленькие дома, да еще без окон? К еще большему моему удивлению, внутри домика было сумеречно, совершенно пусто и только в середине лежал большой деревянный кругляш.

—        А где старейшина? — напряглась я. Детра улыбнулся и отодвинул кругляш ногой. Под ним оказалась винтовая лестница, ведущая вниз.

—        Зачем рыть окопы в собственном доме, — проворчала я по-русски, а Детра протянул мне руку и ответил:

—        Это для безопасности.

—        Ты говоришь по-русски?! – поразилась я.

—        Я могу говорить на любом языке.

—        Как это? – я остолбенела. Наличие русскоговорящего мальчика в джунглях меня, мягко говоря, удивило.

—        Это просто. Нужно только настроиться на нужную волну.

—        Куда ведет эта лестница? —  я решила отложить вопрос о языках на потом. Мне стало жутко любопытно, что там внизу.

—        К старейшине рода тоддов – Киаре.

Мы спустились по лестнице довольно глубоко и прошли немного по темному узкому коридору. Наконец, мы очутились в большой, ярко освещенной комнате. Источник света  не виден, но в помещении  светло, как днем. Передо мной заблестел круглый зал с колоннами из дерева, со стенами  облицованными светлым камнем. Посредине зала — невысокое кресло, украшенное изысканной резьбой, изображающей  животных и птиц. На противоположной от меня стене — громадное  круглое зеркало. Подвешено оно было странно, очень высоко – увидеть в нем себя было совершенно невозможно. Но больше всего меня поразил пол. Когда я ступила на него, мне показалось, это мягкий ковер. Приглядевшись, я поняла, что этот ковер – живой. Густая зеленая трава устилала все – от стены до стены. Меня поразило даже не то, что трава растет в доме, а то, что она растет под землей! Ведь помещение располагалось на значительной глубине! Детра оставил меня одну, скрывшись в темном коридоре. Я прошлась по комнате. И обнаружила еще одно чудо. Деревянные колонны тоже были живыми. Рисунок на потолке, показавшийся мне вначале тканью, оказался при ближайшем рассмотрении живыми листьями и цветами. Здесь, в подземелье, рос и цвел хоть и крохотный, но сад! Сквозь кроны деревьев просачивался свет. Если бы я сама только что не спускалась по лестнице, я бы была готова поклясться, что это солнце. Может, у них тут проведено электричество?  Я подошла поближе и прикоснулась к стволу дерева, желая убедиться, что оно настоящее… Но как только я коснулась его коры, меня отбросила назад какая-то мощная сила. Я отлетела на пару метров – такой  был удар. В глазах замелькали искры.

—        Здравствуй, Лилия! – зазвучал надо мной голос, говорящий на чистейшем русском языке.

Я повернулась и увидела высокого красивого человека. На вид ему было лет сорок-сорок пять. Он был черноволос, как все тодды. Борода и усы уже начали седеть. Но серые глаза, очень бойкие, молодые, смотрели, словно просвечивали рентгеном. Я вскочила.

—        Здравствуйте…

—        Меня зовут Киара. Я старейшина тоддов.

—        Для старейшины вы неплохо сохранились, — попыталась улыбнуться я, чувствуя себя ужасно глупо. Незнакомый мужчина, странное подземелье… Чего он хочет?

—        Не бойся, Лилия. Это бессмысленно.

—        Что – бессмысленно?

—        Бояться. Я не сделаю ничего, о чем ты впоследствии пожалеешь.

—        Вы уверены? – переспросила я. Перед этими серыми глазами я терялась, как школьница. – Что вам нужно?

—        Сати наверно рассказала тебе о миссии…

—        О да!

—        И ты ей не поверила, я вижу?

—        Нет, конечно.

—        Позволь узнать, почему?

—        Потому что это чушь. Я здравомыслящий человек. А Сати – ненормальная.

—        Почему же чушь? – спросил Киара, опустив мое заявление по поводу сумасшествия Сати.

—        Потому что никаких темных и светлых сил не существует, все это выдумки, — сказала я и добавила – и уж конечно я не призвана спасти мир.

—        Сати преувеличила. Конечно, ты не призвана спасти мир, — улыбнулся старейшина. – но кое-что ты сделать можешь. Позволь мне показать тебе кое-что. – Он взял меня за руку и подвел к зеркалу. – Смотри туда, — приказал он, указав на зеркало, щелкнул пальцами и вдруг наступила полная темнота. Свет остался только в зеркале. Но это был сумрачный, туманный блеск серебра. Я, как любой человек, попавший в темноту, уцепилась взглядом за светящуюся точку – краешек зеркала. В ушах у меня зазвенело от напряжения, тишины и страха. Киара тихо произнес, снова взяв мою руку.

—        Не бойся, Лилия, тебе ничего не грозит. Просто смотри.

Я увидела, как зеркало сначала засветилось изнутри голубым, затем подернулось дымкой, закачалось, словно я смотрела уже не в стекло, а через завесу дрожащей воды или нагретого воздуха… Там, в глубине  завесы показалось светлое пятно, которое стало стремительно приближаться и  приобрело очертания женской фигуры. Она двигалась ко мне боком, словно плыла в воздухе, склонив голову вниз. Что-то очень знакомое почудилось  в этой фигуре. Что-то забытое, родное шевельнулось в душе. Сердце  заколотилось гулким колоколом. Женщина приблизилась. У меня перехватило дыхание. На меня смотрела покойная, помолодевшая лет на двадцать моя бабушка! На ней было ее любимое синее, в горошек платье. И прическа – такая, как при жизни – высоко поднятые вверх волосы — русые и блестящие, без седины.

—        Лилюшка! – она произнесла это именно так, как произносила при жизни, и глаза ее смотрели на меня с любовью и хитринкой.

Я стояла открыв рот, через который вот-вот норовило выпрыгнуть мое бедное сердце.

—        Ну успокойся, моя хорошая! – заговорила она опять. – Это действительно я. Меня попросили прийти помочь тебе сделать выбор.

—        Поп…ппопросили? – заикаясь, выдавила я наконец.

—        Да.

—        Но ведь ты умерла, — я закрыла глаза, надеясь, что видение исчезнет. Но оно никуда оно не делось, наоборот, стало ярче и реальнее.

—        Да, умерла, — она улыбнулась так просто, как будто сказала – «да, я ходила за молоком и вернулась». Вернее, это так называется. Люди умирают только телом.

—        Но я вижу твое тело! – воскликнула я, — оно живо и молодо!

—        Да, Лилюшка! Но это другое тело. Оно не такое, как на земле, здесь я могу построить его сама…

—        Как это – построить?

—        Ты все узнаешь со временем. Сейчас тебе необходимо сделать выбор.

—        Какой выбор? Я должна умереть? Ты пришла за мной?

—        Нет, девочка моя, твой час еще не настал! – засмеялась бабушка. И от ее смеха мне стало тепло и спокойно на душе. Я вдруг поняла, почувствовала, что это все не сон – правда. И что моя любимая бабушка и правду жива и счастлива где-то совсем рядом – стоит только протянуть руку и позвать…

—        Бабуля! Что я здесь делаю? – спросила я ее, прося помощи, как когда-то в детстве.

—        Ты призвана стать Защитницей, любимая. И я надеюсь, ты не откажешься от этой чести.

—        Кого я должна защищать?

—        Тех, кому понадобится твоя помощь.

—        От кого?

—        От злобы людей и темных сил.

—        Что я должна делать?

—        Киара расскажет тебе и ты пройдешь посвящение, — она вдруг стала терять очертания, — прощай, Лилюшка! Мне пора.

—        Подожди! Я скучаю по тебе! – закричала я зеркалу.

—        В старом плюшевом мишке, которого ты всюду носишь с собой, зашит кулон из серебра. Носи его, не снимая. Я буду рядом!  — донеслось оттуда и дымка заволокла стекло. Потом раздался щелчок и загорелось невидимое подземное «солнце».

—        Я должен задать тебе вопрос, — услышала я голос Киары. – Согласна ли ты пройти посвящение?

Я была потрясена и выпотрошена, я страшно устала и соображала с трудом.

—        Не знаю. Я ничего не знаю. Я уже ничего не понимаю. Что происходит? Что вы от меня хотите? Это был гипноз?

Киара засмеялся.

—        Лилия, за последние две сотни лет ты – самая упрямая из Защитников.

—        Перестаньте меня морочить! Я ничего не понимаю из ваших слов! Мне страшно! Отпустите меня!

—        Лилия, если ты хочешь уйти – ты свободна.

—        Это я уже слышала! Сати тоже отпускала меня! А потом оказалось, что у нее в рукаве припрятан козырь – раненый Никита! И вот я здесь. Только чтобы спасти его!

—        Сати должна была выполнить свою миссию, она сделала это, как умела, —  ответил Киара.

—        Да уж! Она до смерти меня замучила! А теперь еще одно «посвящение»! Представляю себе это! Опять голодовка!

—        Нет, Лилия. Ничего такого, я обещаю.

—        Хорошо, — махнула я рукой, — посвящайте! И отпустите меня, наконец!

Киара повел меня к лестнице. Через пару минут я уже щурилась от яркого дневного света, стоя перед входом в маленький глиняный домик с секретом. Киара поднял мою руку вверх – как это делают на ринге выигравшим боксерам, и произнес очень громко несколько слов на незнакомом мелодичном наречии, так, что его слышала, наверно, вся эта «счастливая» деревня. Горы огласили восторженные крики мужчин, женщин и детей, даже буйволы замычали.

—        Что вы сказали им? – спросила я Киару.

—        Что ты согласилась.

—        Чего они так радуются? Им-то что от этого?

—        На земле станет на одного Защитника больше, а значит, больше Света. Каждый тодд почитает это за личное счастье.

—        Теперь я понимаю, почему ваш город так называется… – хмыкнула я. – Вам так мало нужно для счастья. Киара усмехнулся одними глазами:

—        Церемония посвящения начнется на закате солнца, а пока ты можете отдохнуть и искупаться в нашем озере.

—        Поесть ничего нельзя? – спросила я.

—        Женщины принесут что-нибудь. Тебе нужны силы.

Это новость раскрасила день в новые краски. Наконец-то кончится проклятая голодовка! Я даже почувствовала к старейшине что-то похожее на любовь.

—        Спасибо, Киара!

—        Увидимся вечером, — и он снова удалился в свой глиняный дом.

Странно, но когда он ушел, я тут же перестала думать о том, что видела в его доме. Как будто кто-то выключил  мысли о бабушке.  На душе стало спокойно и хорошо. Я искупалась в небольшом озерце и подкрепилась фруктами, принесенными мне двумя молчаливыми, улыбчивыми женщинами. К моему удивлению, я не смогла съесть больше двух бананов и одного манго, хотя до этого казалось, что я готова проглотить быка. Видимо, желудок от голода сжался до размеров наперстка. Я легла под дерево в тень и стала смотреть в небо. Жители деревни, проходившие мимо, с почтением косились в мою сторону и быстро удалялись. Совершенно точно, они принимали меня за кого-то вроде мессии и боялись нарушить ход моих «божественных» мыслей. Я же размышляла о том, как хорошо иметь такой желудок – ни тебе диет, ни фитнеса, ни расходов особых. Под эти далекие от высоких мысли я и уснула. И проспала, судя по всему, весь день.

Меня разбудил Детра.

—        Мисс Лилия, вставайте! Скоро закат.

Я подскочила, не сразу сообразив, где нахожусь. Детра подал мне руку и показал, куда идти.

 

Статьи