Интересности Ломовая Лилия. Глава 30

Ломовая Лилия. Глава 30

03Мы осторожно двинулись к дому. Вокруг было темно. В доме не светилось ни одно из окон. В саду гулял свежий ветерок, кричала  ночная птица, квакали лягушки, да слышалась издалека рык леопардов, делящих добычу. Среди веток мелькал далекий огонек, костра. Наверно, курумбы, охраняющие другую сторону сада, готовили ужин. Мы приблизились к входной двери. Роскошный дом! Похоже, даже дверные ручки позолочены. Ключик принюхался.

— Верники здесь! Точно! Я чую их запах.

— Я тоже, — шепнула Верка, поморщившись, — одеколон Рэма ни с чем не спутаешь. Удача сама плывет нам в руки…

— Само в руки плывет только то, что не тонет, — сказал Ключик шепотом, — впрочем, это как раз про них…

— Странно, почему нет никого? Как-то все очень просто, — сказал Киара.

— Да они не боятся никого, а мы по их подсчетам, в Москве Лильку поминаем, — сказал Никита и взялся за ручку двери.

Дверь бесшумно подалась и распахнулась. Открылся темный холл. Ключик шмыгнул внутрь. Мы по очереди вошли в дом. Вдруг раздался визг Ключика и разом вспыхнул свет. Не успев ничего понять, я ощутила на себе тонкую шелковую сеть и потеряла равновесие. Все произошло так стремительно, что я даже не успела понять, в чем дело.

— Добро пожаловать, Лилия Борисовна! – раздался голос младшего Верника.

Хлопая ослепшими от яркого света глазами, я попыталась повернуться на голос. Надо мной, спутанной сетями и лежащей на полу стоял Рэм и усмехался. Вокруг в холле, похожем на дворец из «Тысячи и одной ночи», расположилось дюжины две курумбов, вооруженных автоматами. Все мои спутники, включая Ключика, были пойманы в сети и беспомощно лежали на роскошном персидском ковре под люстрой. Громадная лестница со скульптурами индийских богов уходила вверх. По ней спускался старший Верник в сопровождении курумбов, один из которых, вероятно был главарем, поскольку имел на голове в чалму, и человека с красным лицом в военной форме.

— Так, так, та-аааа-ак…., — потирая руки и широко улыбаясь, произнес адвокат, — кто это тут у нас? Лилия Борисовна? Как же это? Мы ведь вас похоронили… да-с… и поминки вам справили… и вдруг вы – здесь, на полу у меня в холле, да еще не одна, да еще этот странный маскарад… что все это значит, потрудитесь объяснить? Бедный Ключик, что с тобой сделали! Синех – Верник расхохотался басом, обращаясь к главному курумбу, — теперь я понимаю, почему вы их упустили…. Курумбы заржали.

Я бросила взгляд на одного из курумбов. Раздался взрыв с булькающим звуком….

Вдруг начали сами собой взрываться скульптуры и вазы на роскошной лестнице. Ковер засыпало осколками мрамора.

— Это еще что? – заорал Верник, — глаза! – закричал Верник, — завяжите ей глаза, идиоты, она сейчас всех солдат  поубивает!

Я обернулась на Верку. Она сузила глаза и еще одна ваза хряпнулась в углу.

— Есть! – мстительно прошептала подруга.

Рэм содрал с себя галстук (в Индии, дома, вечером ходить в галстуке! Пижон!) и завязал мне глаза. Перед этим я все-таки успела плюнуть в него.

— Что вам нужно? – спросила я с ненавистью. – Что вы хотите?

— Это я должен спросить у вас, милая спасительница мира, что вам здесь нужно, почему вы ворвались в мой дом, убили моих слуг, отравили моих леопардов…- раздался голос старшего Верника.

— Никто их не травил, — возмутилась Верка с ковра, — мы их накормили.

— Тем, чем вы их накормили, обычно травят, — скривился Рэм, — мясо курумбов отравлено ненавистью. — Впрочем, — одернул он себя, увидев, как сверкнули глаза Синеха, и нахмурился отец, эти трое…ээээ…. четверо курумбов погибли как настоящие солдаты.

— Хватит болтать! – сказал кто-то по-английски, кто, я видеть не могла, но вероятно, это был военный. – Тащите их всех в бункер и заприте ее защитной комнате. Остальных в карцер! Тоддов на задний двор…мешки на головы, связать покрепче, в рот кляпы. С ними потом разберемся.

— А что с псом? – спросил Рэм, — может, его пристрелить? Ненавижу эту тварь!

Ключик зарычал.

— Потом, — отозвался старший, – Зигфрид готов, пора действовать.

Меня схватили и поволокли куда-то вниз. От жуткого запаха курумбов чуть не стошнило. Судя по ступеням, меня оттащили в подвал и бросили на пол.

— Может, выколоть ей глаза? – предложил один из курумбов.

— Приказа не было, — подумав, отозвался другой.

— А если она взорвет дверь и освободится?

— Не взорвет. Защитная комната создана специально для Защитницы, — хихикнул первый, — тут не действуют никакие сверхсилы. Здесь она обычная женщина.

Дверь с гулом захлопнулась. Я села и сняла с глаз галстук. Права Верка, одеколон – просто кошмарный. А я-то подумала, это пахнут курумбы. Я отбросила тряпку в дальний угол комнаты. Это было пустое помещение с железными стенами, потолком и полом, и массивной дверью, над которой висела тусклая лампочка. В замочную скважину ничего не было видно. Снаружи не доносилось ни звука. Я освободилась от сетей и стала думать, что делать. Не знаю, сколько прошло времени. Надо сказать, что время я провела совершенно бездарно. То била ногами в дверь и выкрикивала проклятья в адрес курумбов, то пыталась воздействовать взглядом на замок, но ничего не получалось, то металась из угла в угол, виня себя на чем свет стоит и умирая от страха за Верку и Никиту. Стоило его спасать, чтобы вот так подставить под дула курумбов! Мои волшебные силы оказались блокированными в этой железной коробке. Я была беспомощна и бесполезна, как лыжи на асфальте. Почему курумбы пошли против тоддов и где Киара?

Прошло еще какое-то время и вдруг я услышала звук снаружи. Я бросилась к двери и приложила ухо к замочной скважине.

— Отойди от двери, цыпленок, — прошептал мне Ключик в самое ухо, — а то останешься без перышек.

Никогда я еще не была так рада слышать его голос!

— Ключик! Ключик, миленький! Где остальные! Ты сможешь открыть дверь?

Дверь со скрипом отворилась. На пороге стоял торжествующий Ключик, виляющий хвостом.

Я бросилась обниматься.

— Жарить пчелку мало толку, – сказал пес.

— Чего? – оторопела я.

— Пошли, говорю, нельзя терять времени, надо остальных выручать. Возьми ключи.

Я вытащила из двери связку ключей.

— Как тебе удалось освободиться? – спросила я, осторожно ступая за собакой по темному коридору.

— Зубами, — ответил он, — я все-таки животное… Жрецы сейчас очень заняты, а курумбам до меня никакого дела.

— А ключи? Где ты раздобыл ключи?

— Леопард помог.

— Как?!

— Да они на заднем дворе животами мучаются… после курумбов, я пообещал показать лечебную траву в саду, если украдут для меня ключ от защитной комнаты… а они хоть и кошки, а жить им тоже хочется…

— Показал?

—  А то! Поди уж весь газон пожрали… тупицы. Подожди… – Ключик остановился и навострил уши. – Я что-то слышу. Точно…. это Вера.

Мы свернули. В коридоре постепенно становилось светлее. Наконец мы подошли к громадному окну в стене. Внизу было помещение, похожее на лабораторию. На столах работали несколько десятков компьютеров, за ними сидели военные, в центре перед большим экраном стояли Верники и человек в форме, а рядом с ними – Верка и Никита.

— Сволочи! Сволочи! – рыдала Верка, глядя на экран, на котором росла какая-то красная полоска. До конца экрана полоске оставалось совсем чуть-чуть.

Рэм ухмылялся.

— Еще несколько мгновений – и Зигфрид загрузится в каждый мобильный телефон на Земле! В каждый! – сказал он. – Мы станем властелинами мира!

— О чем это он? – спросила я Ключика шепотом.

— Зигфрид – компьютерная программа, я узнал это только что! – прошептал Ключик. Они запустили ее во все телефоны. Им принадлежат все заводы по производству телефонов, и во все аппараты заранее были вставлены специальные чипы, которые при помощи радиосигнала активизирует Зигфрид, когда он запущен.

— Что за чипы?

— Они делают из людей зомби. Каждый активированный чип действует на расстоянии около километра, так что буду охвачены и те, кто в этот момент остался без телефонов. А передающие антенны облучат местности, где не у всех есть мобильники.

— И что же будет теперь?

— Теперь одна фраза « Я – жрец» будет заставлять людей повиноваться жрецам. Внешне все будет обстоять как и прежде, люди ничего не заметят. Но они станут рабами жрецов – все, от младенца до президента.

Я взглянула на экран.

— Боже! Еще секунда и мы опоздаем! Ключик! За мной! – я разбила стекло взглядом и оно зазвенело, посыпалось, вниз.

Жрецы резко обернулись.

— Защитница! Стреляйте! – крикнул Верник, — стреляйте, идиоты!

Курумбы начали палить из автоматов. Я очертила вокруг себя круг, и пули стали осыпаться, ударяясь о защитное поле, не причиняя мне никакого вреда. Я поглядела вниз. Прыгать было высоко, глянула на экран, оставались секунды… Я сиганула вниз, по пути взорвав один из мониторов.

— Не то взрываешь! – заорал Никита, упавший на пол, как только началась стрельба, — системные блоки взрывай!

— Сам взрывай, — заорала я в ответ, — чему вас с Веркой учили? Я не знаю, что такое системные блоки!

— Мы не можем, мы тренировались на вазах и глиняных болванах! Больше ничего не получается взорвать! – отозвалась Верка.

Я стояла посреди лаборатории, пытаясь понять, что есть системные блоки.

— Хватайте ее! – закричал человек в военной форме.

Я повернулась на голос и началось. Головы курумбов пошли взлетать одна за одной, стены забрызгались кровью. Я суматошно пыталась сообразить, где находится то, что я должна уничтожить, чтобы помешать Зигфриду закончить загрузку. Рвались мониторы, рвались курумбы, стоял жуткий шум, крики, стрельба и неразбериха. И вдруг через этот гвалт я услышала механический голос:

— Загрузка Зигфрида окончена. Поздравляем вас!

На меня это подействовало, как ушат холодной воды. Вокруг моментально стихло.

— Боже! – прошептала Верка, — мы не сумели помешать им! Они сделали свое дело…

— Браво! – раздался голос старшего Верника, и он захлопал в ладоши. – Браво, Лилия Борисовна! Вы неподражаемы! Пожалуй, я не стану убивать вас… Вы оказались более сильной, чем я ожидал… теперь, когда Зигфрид поработил человечество, мы можем стать союзниками… Я даже прощу вашим спутникам испорченные во всем доме вазы и скульптуры…Ведь вы, волею судеб оказались среди тех немногих, которых не коснулось зомбирование. Вы ведь не принесли с собой мобильный телефон?

— Не принесли, — с ненавистью отозвался Никита. – Но если бы знали, обязательно принесли бы! Чтобы и вы почувствовали на себе действие своего Зигфрида!

Верник засмеялся.

— Я знал, что идя на такое ответственное задание, вы не возьмете телефоны. Они всегда звонят в самый неподходящий момент…Впрочем, у меня есть противоядие… На тот случай, если мы договоримся… возможно, вы захотите избавить от программы кого-то из своих близких…

— Противоядие? – удивилась я. – Какое противоядие может быть у компьютерной программы?

— Самое обычное, — сказал Никита, — как вирус и анти-вирус.

— Вы очень сообразительны, молодой человек, действительно, программа называется «Анти-Зигфрид».

— Хватит болтать, надо покончить с ней, — сказал по-английски военный, и его багровое лицо стало еще краснее, — она уничтожила половину нашей охраны. Она опасна!

— Надо выколоть ей глаза, — просипел коротышка Синех и спрятался за Верника.

— Лилия, пообещайте нам, что не будете больше убивать наших солдат и я пообещаю вам оставить ваши прекрасные глаза, — усмехнулся Верник.

Я кивнула.

— Вот видите, Томсон, с ней можно договориться!

— Говорю вам, Владыка, она опасна! – отозвался Томсон, с ненавистью глядя на меня маленькими, холодными, как серебряные монетки, глазами.

— Томсон! Если бы не были из рода жрецов, я бы подумал, что вы трусите, — отозвался Верник.

Томсон надулся как индюк.

— Делайте что хотите, но я вас предупредил. У меня чутье.

— Лилия Борисовна, давайте обсудим наше сотрудничество? – старший Верник указал на кресло. Рэм подскочил, стряхнул с кресла осколки стекла.

— Пожалуйста!

Я села.

 

Статьи