Интересности Ломовая Лилия. Глава 25

Ломовая Лилия. Глава 25

03Я осторожно приокрыла один глаз. Киары не было. Полумрак. Маленькая хижина с земляным полом. Топчан, покрытый старым покрывалом. Табуретка, на ней –  бутылка из-под «Кока-колы». Жарко и влажно. По потолку ползет муха. О Боже! Я вернулась! Вернулась в тот самый день!  Я потрясенно огляделась, ожидая, что хижина исчезнет. Но она была реальной. Из джунглей доносился визг мартышек.

Я подошла  к двери и забарабанила.

— Сати! Сати! Открой! Слышишь!

Дверь заскрипела и на пороге появилась индианка в пестром сари.

— Привет, Сати! – сказала я, не давая ей опомниться, – я уже в курсе про миссию столетней давности, и про рака с изгаженным древним писакой панцирем, про Сильный Цветок, и про город Счастья! Я на все согласна. Но у меня есть условие.

Сати остолбенела.

— Ты пустишь меня к Никите! Ты разрешишь мне, пока мы тут проводим твое адское очищение, лечить его! Сати, я знаю, во мне заложена мощная сила! Я знаю, как вылечить Никиту! Я вылечу его. Мы пойдем в Город Счастья вместе.

— Раиб! – закричала Сати, — Раиб! Наши молитвы услышаны! Она та, что мы ждали! Она избранница Рамы!

Раиб выскочил из кустов и, завыв что-то нечленораздельно-восторженное, упал мне в ноги. Облачко красной пыли взвилось от земли. Я чихнула. Раиб  опешил, подняв голову. Видимо, по его предположениям, богини не чихали.

— Сати, я знаю, мне нельзя есть, нельзя ругаться и злиться. Я все выполню. Обещай мне, что я буду с Ником столько, сколько мне нужно.

— О Боги! О Кришна! Спасибо тебе! – ответила Сати, — ты просветлил ее разум, ты помог мне! О Ганеша! Я принесу тебе жертву сегодня же! Спасибо! Спасибо! – тараторила на хинди Сати.

— Сати, милая, — отозвалась я на хинди, — если ты продолжишь в том же духе, мы не успеем выполнить миссию.

Сати открыла рот и замолчала. Раиб воззрился на меня  с благоговением.

— О Боги! Она говорит на нашем языке! Случилось чудо! Спасибо Кришна…

Поклоны начались по новой. Поняв, что если уж Сати суждено быть чокнутой, то это не зависит от ни от обстоятельств, ни от времени, я оставила их с Раибом в покое. Пошла в сторону хижины, где лежал Никита.

Там все было по-прежнему. Я осторожно ступила внутрь. Пахнуло лекарствами и травами…  На кушетке лежал раненный человек. Неужели это возможно?! Сердце поднялось к горлу и не давало мне дышать. Никита! Это был он. Живой. Ник, похороненный год назад под Тверью, лежал в хижине и хрипло дышал. У меня зарябило в глазах. Я пошатнулась. Приказала себе стоять. И сползла по стене.

— Ник! – я не узнала свой голос, — Ник! Ты слышишь меня?

Он шевельнул губами. Я подскочила. Осторожно, словно боясь рассеять наваждение, дотронулась до его щеки. Слезы хлынули из глаз. Воспоминания накрыли девятым валом. Все. Стоп. Надо делать то, зачем я пришла… Как там учил Киара…Я встала напротив постели больного, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Закрыла глаза. Представить, что в груди, в области сердца, у меня окно… Из него льется свет…Это Любовь. Самая мощная сила во Вселенной. Которая создала мир и для которой нет ничего невозможного… Она льется прямо в грудь Ника… заполняет его, пропитывает светом…

Не знаю, сколько я так простояла. В груди зажгло – то ли от перенапряжения, то ли от невыплаканных слез. Я открыла глаза. Ничего не изменилось. Обессилев от отчаяния,  упала прямо на пол и разрыдалась.

— Птенчик! Не плачь…- раздался хриплый голос.

Никита смотрел на меня как всегда – ласково, чуть насмешливо. Его глаза ввалились, блестели нездоровым блеском, но все же это были его глаза!

— Живой! Живоооо-ой! – завыла я.

— Да живой-живой, — улыбнулся Ник, — немного шкурку попортили, ерунда!

— Ник! Ник! – выдыхала я, не в состоянии произнести что-нибудь еще.

— Ну-ну…

Он погладил меня по волосам.

— Успокойся, Птенчик… Я не собираюсь умирать. Дурацкая была идея с сюрпризом. Надо было сразу ехать вместе.

— Молчи! Молчи! – прошептала я, — тебе нельзя говорить…

— А где это мы? – спросил он, обводя взглядом комнату.

— Это хижина… Мы в джунглях, в общем, я тебе потом все объясню. Тут безопасно. Я вылечу тебя и мы пойдем в город.

Вошла Сати. Увидев очнувшегося Ника, воздела руки к небу и что-то пролопотала. Ник вопросительно глянул на меня.

— Свои, — отмахнулась я, — не обращай внимания, она немного не в себе… но все что будет давать, пей без опаски. Она местная знахарка.

— А как насчет больницы? – спросил Ник удивленно.

— Больница от тебя отказалась.

— То есть?

— То есть ты уже должен был…- я осеклась, — ну в общем, на ноже был яд. Сати спасла тебя.

— Странно, — поднял брови Никита, — все настолько серьезно? А я чувствую себя не так уж плохо… Жжет только в груди.

Он попытался приподняться. Мы с Сати бросились к нему.

— Даже не думай! Лежи смирно! – цыкнула я, укладывая его обратно, — вставать нельзя!

— Но…

— Никаких но! Лежать, лечиться и не болтать.

— Слушаюсь, мой генерал! – засмеялся Ник. Закашлялся. Сати быстро дала ему что-то глотнуть. Видно было, что кашель причинил ему сильную боль. Он побледнел, вокруг серых глаз появилась синева.

— Мисс Лилия! Ему нельзя говорить, — сказала Сати, — ваша сила будет тратится понапрасну, если он не станет беречь себя.

— Ладно. Ник, если ты обещаешь молчать, я останусь. Если будешь болтать – уйду.

— Молчу. Посиди со мной.

Он взял мою руку. Слезы снова подступили к глазам. Вспомнился Пашка.

 

Статьи