Интересности Ломовая Лилия. Глава 21

Ломовая Лилия. Глава 21

03Рейс номер 34 «Дели-Мадрас» приземлился в сумерках. Когда пассажиры, измученные перелетом, а потом таможней, наконец, высыпали из здания аэропорта, уже стемнело. Влажный бриз принес долгожданное облегчение от духоты. В свете фонарей закружились стайки ночных бабочек.  Чернокожие таксисты загалдели, наперебой предлагая услуги туристам.

Отец и сын Верники прибыли налегке. Из багажа — только пара  кейсов. Адвокаты одними из первых покинули здание аэровокзала, усевшись в громадный «Мерседес».  За рулем сидел сингх в белой чалме. «Мерседес» в окружении такси выглядел странно. Словно лимузин случайно зарулил на стоянку самокатов. Старший Верник что-то недовольно пробурчал встречающему, поторапливая его. Назойливое внимание индусов нервировало вновь прибывших. Они старались не встречаться ни с кем взглядами – верный способ не отпечататься в памяти. Впрочем, среди прилетевших этим рейсом пассажиров были и другие, достойные любопытства местного населения.

Следом за Верниками показалась странная процессия. Высокий бородач араб с женой, с головы до ног укутанной в черное, гордо прошествовал мимо галдящих таксистов к столу аренды автомобилей. Следом семенила женщина в парандже, по виду служанка. Она катила пластиковую коробку с решеткой вместо двери. Позади два носильщика с трудом везли тележку с поклажей. Араб быстро переговорил со служащим проката, подписал бумаги и пошел к выходу.

Местные пооткрывали рты, когда к входу, на место только что отбывшего «Мерседеса», подкатил кадиллак. Араб подождал, пока водитель откроет ему дверь, после чего уселся за руль, и дал чаевые. Судя по тому, что потрясенный шофер сунул купюру за пазуху и долго кланялся вслед авто, араб был миллионером.

Богатое арабское семейство придумала Верка.

Еще в Москве я, вынужденная скрываться в арендованной квартире, собрала всю информацию о Нижнем Нильгири. А также об обычаях и традициях арабских семейств. Остальное время я потратила на уговоры. Уломать Пашку принять участие в этой, как он говорил «безумной и опасной авантюре», стоило больших трудов. Ведь это только на первый взгляд все казалось безобидным спектаклем. На самом деле мы сильно рисковали. Не говоря о перспективе быть узнанными жрецами, была куча других опасностей. Чтобы покинуть страну в чужом обличье, надо было нарушить закон. И вместо Совета жрецов мы могли запросто угодить за решетку. Но выбора не было. Веркины вездесущие связи, сделали свое дело. Мы получили новые документы. Так Пашка стал Арефом Мостафуди, я, соответственно, его супругой, Лалой. А Верка теперь звалась Алия. Крем для автозагара сделал нашу кожу похожей на жареный апельсин. Выглядело это ужасно, тем более, что брови и корни волос тоже стали желтого цвета. Пришлось нам с Веркой пожертвовать волосяным покровом и выкраситься в черный. Брюнету Пашке повезло. Но ему пришлось наклеить бороду и усы. Отращивать времени не оставалось.  Цветные линзы сделали нас кареглазыми. Добавить к этому традиционные наряды, и отражение в зеркале заставляло оборачиваться в поисках утраченного славянского образа. Ключика тоже перекрасили. Из золотого он превратился в черного. К тому же, мы его постригли под пуделя. Это я вам доложу, было зрелище! Песик получился уморительным. За него точно можно было не опасаться. Верники ни за что не признают. Надо сказать, пес героически перенес все издевательства. По его собственному признанию — во имя победы Света над Тьмой.

Как бы там ни было, все наши мучения были окуплены. Верники не узнали нас ни в Домодедово, ни в самолете, где все мы летели первым классом. Правда, нам пришлось молчать всю дорогу, ограничиваясь общением со стюардессами, которым мы выдавали заученный набор арабских слов, перемешанных с жестами. Впрочем, за то, что нас вычислят по голосу, можно было не опасаться. Ведь когда человек говорит на иностранном языке, интонации его меняются до неузнаваемости. К тому же, Верники были совершенно уверены, что меня нет в живых, а Верка с Павлом готовят поминки на девять дней.

Следить за Верниками не было смысла. Было ясно, что они отправятся в лучший отель Нильгири. А поскольку я точно знала, что есть только один отель экстра-класса, то мы просто сразу отправились туда. «Хилтон» был «Хилтоном» даже здесь, в Индии. Конечно, ему было далеко до дворца махараджи. Впрочем, этому я была только рада. Воспоминания о том, что я пережила год назад, были еще слишком свежи.

Мы разместились в громадном двухэтажном люксе.

Пашка, отклеивший бороду и усы, облачился в махровый халат, и, развалившись в кресле, щелкнул пультом телевизора.

— Ну что, интриганки, — сказал он, — что будем делать дальше?

И вдруг я поняла, что… не знаю. Плана того, как нам пробраться на Совет жрецов, как победить Зигфрида, в общем, плана того, как применить на деле мои качества Защитницы мира, не было! Мы так увлеклись возможностью попасть вслед за Верниками в Индию, что совершенно не подумали, что делать на месте. От этого открытия у меня похолодело внутри.

— Вер? – позвала я.

— А! – отозвалась она из другой комнаты.

— А чего дальше делать будем?

—  Я думала, ты знаешь, — откликнулась Верка. – Кто у нас супермен?

Я в растерянности посмотрела на Павла. Из спальни показался Ключик.  Черный, с бритым длинным телом, кисточкой на хвосте и рыжими усами, он выглядел пародией на самого себя. Я прыснула со смеху.

— Да уж, – сказал пес, — прав был мой дедушка. Количество ума на земле постоянно, а население растет.

Мы захохотали все хором. Хриплый голос Ключика никак не сочетался с его новым имиджем.

— На себя посмотрите, — обиделся он.

И пошел к входной двери.

— Да ладно тебе, не обижайся! – сказала я, — куда ты?

Ключик ловко подпрыгнул и, нажав лапой на ручку, открыл дверь. За ней стоял Метхор.

 

Статьи