Интересности Ломовая Лилия. Глава 2.

Ломовая Лилия. Глава 2.

03Дели встретил  не слишком радушно. После многочасового перелета  хотелось поскорее выбраться из самолета и вдохнуть свежего воздуха. Но – вместо свежести вдохнулось что-то горячее, пахнущее экзотическими цветами  и керосином, и очень влажное. Тело мгновенно покрылось липкой испариной, голова взмокла и зачесалась, косметика поплыла. Температура воздуха на взлетной полосе соответствовала парной, а бассейна с прохладной водой нигде не наблюдалось. В аэропорту, битком забитом туристами, не работали кондиционеры. Вентиляторы под потолком только усиливали ощущение бани. Я, окончательно одурев от жары, никак не могла сориентироваться и найти в толпе человека с табличкой «Парадиз» — как было написано в  путевке. Озираясь по сторонам и прижимая к груди сумочку, я из последних сил отбивалась от назойливых таксистов, наперебой предлагающих довезти до центра. Наконец, когда народ рассеялся, у выхода появился щуплый индиец с табличкой. На ней  шариковой ручкой по-английски было нацарапано «Эдем». Здраво рассудив, что между «Парадизом» и «Эдемом» может быть связь, я подошла.

—        Вы не меня ждете? –  по-английски спросила я паренька.

—        Вас! – обрадовался он.

—        А кого – меня? – на всякий случай поинтересовалась я.

—        Ну, русскую мисс. Из Москвы. Он заглянул в бумажку. Мисс Ломовая?

Ломовая – это моя фамилия.  Учитывая крепкое телосложение спортсменки со стажем, можете представить сколько причудливых прозвищ я получила в школе и институте. И все они  были связаны с лошадьми. Я была и  Конева,  и Понина, и Жеребкина, и Кобылина, и Скакунова, и  просто — Лошадь. Имя у меня тоже выдающееся – Лилия. Чем руководствовались  родители, выбирая  имя в придачу к такой фамилии, остается загадкой. Известно только, что назвали меня в честь какой-то поэтессы. Так и мучаюсь всю жизнь.

Я  уселась в крошечное белое  такси. Колени почти уперлись в потолок. Неясно, на кого рассчитаны эти машины. Кое-как разместившись на заднем сиденье, я немного расслабилась. Впрочем, ненадолго. Мы поехали по встречной полосе. Я, конечно, знала, что в Индии левостороннее движение. Но одно дело – знать, а другое – испытать это на себе. Под колеса бросались пешеходы, собаки, кошки, коровы и мотороллеры. Дорожных знаков не было. Все вокруг, включая коров, хаотично двигалось и подавало звуковые сигналы, чудом уходя от неминуемого столкновения. Через пару минут такого путешествия я просто зажмурилась и положилась на судьбу. Однако, к моему удивлению,  осталась жива и здорова.

Пятизвездочный дворец  — белый, с резными окнами и колоннами, утопал в пышной тропической зелени и цветах. Перед входом шумел розовый мраморный фонтан, а у двери стояли два швейцара в белых чалмах, украшенными цветными стекляшками. Сказочный пейзаж  разбавляла парковка  и стоящий перед лестницей автобус.  Между прочим, я назвала отель дворцом не ради красного словца. Он действительно в прошлом был дворцом  индийского махараджи. Махараджа сгинул в лету, а  роскошное жилище превратилось в отель. Я вышла из такси, открыла рот и так и осталась стоять перед всем этим великолепием. Пахло какими-то цветами, благовониями, специями, из холла доносилась музыка, а я таращилась  по сторонам и глупо улыбалась швейцарам. Портье приветственно помахал мне и закричал, приглашая пройти на стойку для оформления. Не дождавшись никакой реакции, он сам вышел навстречу.

— Хэлло, мадам Ломовая! – по-английски,  со смешным индийским акцентом, произнес портье. – Ваш номер сто сорок один. Вещи вам донесут. Ресторан на первом этаже. Если желаете дополнительные экскурсии – пожалуйста, обращайтесь ко мне, — он протянул мне бумажку, — распишитесь вот здесь. Я расписалась, и чуть не расцеловала портье от избытка чувств.

Впереди у меня были две недели сказочного отдыха. И сегодня было самое начало. Я дала себе слово провести этот отпуск на полную катушку. Тем более, что в аэропорту родители, тщательно конспирируясь друг от друга, одарили меня круглыми суммами «на сувениры». Остальное было оплачено моим бывшим женихом. Впрочем, о грустном не будем.

Я вошла в номер и ахнула. Все было заставлено цветами, от аромата которых у меня сразу закружилась голова. Сама комната – красно-бело-розовая, с золотом, была просто роскошна. Настоящие царские покои! Ковры, в которых мягко утопали ноги,  резная мебель. Кровать – громадная, с балдахином, кальян в углу. В ванной – гора белых полотенец,  халаты, зубные щетки, мыло, шампунь. Я поймала себя на мысли, что смотрю фильм из жизни миллионеров. Носильщик,  маленький и черный, как муравей, втащил  чемодан и включил кондиционер за шторой.  Получив  доллар, он по-детски обрадовался и с поклонами скрылся за дверью. Я скинула одежду и включила холодную воду. Ледяной душ вернул способность двигаться, и я решила перекусить.

Ресторан был под стать дворцу – восточное роскошное убранство, вышколенные слуги, бесшумно скользящие между столиками. Откуда-то сверху мяукал Энрике Иглесиас. Как ни обидно, но мода на латиноамериканские напевы достигла и Индии. Я выбрала столик в глубине зала. Гостей было немного,  время обеда давно было позади.  Слева от меня сидела индийская пара. Судя по всему, очень богатая. По крайней мере, женщина была просто увешана золотом. Мужчина был одет незатейливо – в белом национальном костюме – длинная рубашка и штаны, но держался с большим достоинством.  Как только я вошла, он впился в меня глазами и отвернулся только после того, когда я показала ему язык. А пусть не глазеет. Конечно, я с белой кожей, голубыми глазами, светлыми волосами и громадным ростом на фоне местного населения — как негр в тайге. Диковина. Но это не значит, что надо на меня таращиться безо всякого стеснения. Да еще когда жена рядом.

Вернувшись из ресторана, я с удивлением обнаружила, что в номере кто-то побывал. Шторы  опущены, свет от свечей играет на стенах, пахнет сандаловым маслом. Кто просил? Это входит в путевку? – успела подумать я, шагнув внутрь. Тут же захлопнулась дверь, и чьи-то руки схватили меня сзади, лишив движения. Любой нормальный человек закричал бы. Но я всегда немею  и тупею от испуга. И  схвативший меня  это знал. По крайней мере, рот мне никто не зажимал. Но это я потом обдумала. А в тот момент я просто жутко, до слабости в ногах испугалась. И … хлопнулась в обморок.

Вообще-то я не из слабонервных дамочек. И сознание теряю редко. Но должно быть, сказался и долгий перелет, и смена климата,  и эффект неожиданности.

А когда я пришла в себя, я обнаружила, что лежу в постели под балдахином, совершенно голая. Рядом курятся благовония, постель посыпана лепестками роз, как впрочем, и я сама. А в ванной кто-то плещется. Ужас, объявший меня до обморока, тут же вернулся. Почему-то я сразу вспомнила богатого индийца из ресторана и подумала, что это он возится в ванной. Наверное, заплатил портье и теперь я в руках богатого извращенца! С колотящимся сердцем, прислушиваясь к каждому звуку, доносящемуся из ванной, я схватила одежду, сумку и шлепанцы и прокралась к выходу. Приоткрыв дверь, стала одеваться прямо в коридоре. Не успела натянуть шорты и рубашку… как вдруг открылся  соседний номер. Оттуда вывалилось что-то большое и белое. Я  оцепенела и  уставилась на того самого индийца, который, по моим предположениям, находился в ванной. Его глаза были смотрели в никуда, а в груди  торчал громадный кривой нож.

Через секунду, когда до меня дошло, наконец, что я вижу перед собой труп, в глубине соседней комнаты мелькнула  тень. Убийца! – пронеслось в голове, и я метнулась назад к себе. Неизвестный извращенец все еще мылся. Я схватила трубку телефона:

—        Алло! Портье! В соседнем номере убийство! Вызовите полицию… – успела произнести я, когда дверь распахнулась и на пороге появился незнакомец в белой чалме. Белки глаз сверкнули в полумраке. Он оскалился, как зверь. Господи! Я не заперла двери!

Убийца остановился рядом с ванной, где только что перестала течь вода. Я, онемев под пристальным взглядом злодея, приготовилась к самому худшему, как вдруг дверь ванной резко открылась и, ударив незваного гостя по спине, опрокинула носом в ковер. Воспользовавшись моментом, я прыгнула на подоконник, быстро открыла окно и сиганула вниз, спасаясь теперь, как я думала, от двоих преследователей. Слава Богу,  комната была на первом этаже! Я упала в цветущие заросли, услышав сзади чей-то знакомый голос. Не успев сообразить, чей это голос, я увидела жену богатого индийца из ресторана. Она сунула мне в лицо белую пахучую тряпицу. Я вдохнула и, заметив, что из  окна выпрыгнул кто-то еще, провалилась в темноту…

 

Статьи