Интересности Ломовая Лилия. Глава 19

Ломовая Лилия. Глава 19

03Отчаявшись разобраться в ситуации, я решила послушать совета Ключика и позвонить Верке. В конце концов, она была единственной, кто знал обо мне все.

Верка, как всегда, сразу расставила точки.

— Значит так. В Индию едем вместе. Я с Рэмом, ты с Пашкой. Это даже хорошо, что ты его позвала. Если б ты одна рванула с Рэмом, неизвестно, чем бы все кончилось. А так у тебя будут целых два верных помощника. Только, боюсь, придется Павлу все рассказать.

— Да ты что! – ужаснулась я.

— Лилька! – воскликнула Верка и забарабанила длинными ногтями по столу.  – Сама посуди. Тебе придется бороться  со жрецами… Павел  может увидеть, как ты глазами предметы двигаешь, или чего похуже. Честнее будет его предупредить.

— Тебе легко сказать! Пашка –  материалист! Он не поверит. Или сбежит.

— Заодно сделаешь доброе дело – избавишь мир от материалиста. А насчет не поверит… Пара твоих фокусов – и дело в шляпе. Поверит, как миленький. А если сбежит, — сказала Верка, дунув на рыжую челку, — значит, не любит! Но я думаю, не сбежит. Пашка не робкого десятка. Поколбасит его чуток, ясно. Но потом смирится с мыслью, что его избранница еще и Избранница Рамы.

Верка прыснула.

— Смешно тебе!

— Да я просто помню свои ощущения. После той взорванной вазы. Я была готова поверить во что угодно. Даже в то, что… — она посмотрела на Ключика, лежащего на диване,  — что собаки могут говорить!

— Откуда ты знаешь? – удивилась я.

— Чего?

— Ну, про Ключика.

— Не поняла.

— Да чего непонятного-то? Говорящий я, — вмешался Ключик, — в Нильгири с вами поеду.

Верка застыла с открытым ртом.

Утренний слабый свет еле-еле пробивался сквозь шторы. Я лежала в постели и размышляла. Пашка посапывал рядом. Во сне он был совсем юным. Ежик темных волос смявшись, смешно торчал возле покрасневшего уха, смятого сном. Ресницы подрагивали, ему что-то снилось. Он улыбался во сне. Никогда не скажешь, что этот мальчик  рискует собственной жизнью ради спасения других. Меня вдруг осенило. Пашка не может не понять меня! Он же спасатель. Он должен все правильно понять. И мою миссию, и необычные способности. Ведь все это в конечном итоге служит той же цели, что и он. Спасению жизни.

Он почувствовал взгляд, зашевелился. Разлепил сонные глаза.

— Малый, ты чего? Не спишь.

— Думаю.

— Лилька! Сегодня суббота! О чем можно думать утром в субботу.

— О тебе.

— А, ну тогда, ладно, — улыбнулся он, обнимая меня. – Слушай, может все-таки поедем  к моим…

— Паш, я должна тебе кое-что рассказать.

— Что-то случилось? – спросил он,  приподнявшись на локте, заглядывая мне в глаза.

— Случилось. Вернее случится. … Давай сначала позавтракаем.

— Нет уж, не увиливай, — ответил Пашка, — я тебя знаю, что-то произошло. Выкладывай.

— Ну произошло уже почти год назад. А теперь… Теперь я должна тебе все рассказать. Потому что я больше не могу это скрывать от тебя.

Все время, пока рассказывала свою эпопею, я не поднимала глаз. Мне было страшно. Вдруг он прямо сейчас соберется и уйдет навсегда? Или, еще хуже, поднимет меня на смех… Испугается… Предложит обратиться к доктору…

— Ну вот, собственно, и все…, — закончила я, ожидая реакции.

Пашка молчал. Я посмотрела на него. Он… спал! Мои индийские сказки про богов и карликов, алмазах и прочем подействовали на него как снотворное. Я разразилась истерическим смехом. Пашка вздрогнул и проснулся.

— Что? Что такое? Малыш, ты что-то начала рассказывать… Извини, я заснул. Вымотался за неделю.

Я гоготала как сумасшедшая. Послышался стук когтей по линолеуму. И тут же раздалось хриплое:

— Былаб баба люба..балыб баба люба… хэ-э-лоо-оууууу Долли… зис из найс Доо-олииии…

Я обмерла. Видимо, Ключик забыл, что у нас в доме гость.

В дверях показался лохматая морда.

— Слушай, имей совесть, сегодня суббота, я хотел отоспаться, — сказал Ключик.

Пашка подскочил как ужаленный.

— Кто это сказал?

Я в ужасе уставилась на Ключика.

— Ты включила радио?  — спросил Пашка, прислушиваясь. – Кто это говорил?

— Кто, кто! – передразнил Ключик, — пингвин в норковом манто! И встал на задние лапы, подбоченившись.

Пашка побледнел и перевел глаза на меня.

— Лиль…Ущипни меня.

Я ущипнула. Пашка, ойкнув, схватился за руку.

Ключик запрыгнул на постель и, придвинув морду прямо к лицу Павла, сказал:

— Не будь дураком. Она пыталась тебе рассказать о тоддах, но ты заснул. Я решил помочь.

— Малыш, твоя шавка говорит! – севшим голосом произнес Пашка, судорожно сглотнув.

— Сам ты шавка! – оскорбился Ключик, — у меня, между прочим, седьмая степень посвящения Свету. Что так смотришь?! Ну, говорящий я! К тому же думать умею, не только говорить. В отличие от некоторых, — покосился он в мою сторону. Я двинула ногой, скинув его с постели.

— Пойду, колбаски поем, — сказал Ключик, — у меня там заначка за тумбочкой… былаб баба люба… уууу-уууу… хэлоо-оууу Доо-оли… – донеслось из кухни.

Пашка, бледный и въерошенный, сидел с таким лицом, что мне стало его жаль. Зато теперь он готов был выслушать мою историю от начала до конца. Очень внимательно. Спасибо Ключику. Золотая собака! Если бы еще не пел…

 

Статьи