Интересности Ломовая Лилия. Глава 1

Ломовая Лилия. Глава 1

03Я носилась по комнате, как курица без головы. В чемодан летело  все, что попадалось под руку. Вокруг царил  хаос. Ящики комода  — наизнанку, на стульях, дверях, креслах и кровати  — одежда. На кухонном столе  — гора косметики. На кофеварке  документы. Пахло разлитыми духами вперемешку с яичницей. Телевизор  вещал о жизни рептилий в эпоху палеозоя.  На полу лежала лощеная карта мира, на которой я все время поскальзывалась. Я почти ничего не соображала. Даже странно, что  мне хватило ума собрать чемодан.  Когда он доверху заполнился,  села на крышку и щелкнула замками. По теории вероятности большинство нужных  вещей попали внутрь. Ведь я сложила туда почти весь гардероб. Да если я что-то и забыла! К черту шмотки. Я еду в Индию!

Индией я болела с детства. Одно слово – «Индия» — вызывало во рту пряный привкус приключений. Сказочная страна стала олицетворением Мечты. Я заучивала наизусть песни из индийских мелодрам. Часами торчала в магазинах благовоний и специй. Запоем читала все, что попадалось – от «Махабхараты» до туристических путеводителей. А еще научилась двигать шеей вправо-влево, не поворачивая головы, как это делают индийские танцовщицы. Правда, для этого пришлось тренироваться ни одну неделю, часами стоя в дверном проеме, упершись руками в дверные косяки. Причем косяки я использовала все подряд, в офисе тоже. За что коллеги дразнили меня ЗитаиГита. Но  все-таки научилась. И теперь могла превзойти в качании головой  фарфорового болванчика, стоящего на туалетном столике. Если бы все эти усилия хоть на йоту приближали к Мечте!

Увы, реальность подрезала крылья. Корешок бухгалтерии упрямо твердил, что с тем же успехом можно мечтать о Туманности Андромеды. В рекламном агентстве, где я работала, дела шли неважно. Денег  хватало на еду, кое-какую одежду да косметику. Будь на моем месте другая,  например, подружка Верка, она давно накопила бы денег. Я  же копить  не умела, как впрочем, и отказывать себе в маленьких капризах. И все же, несмотря на  препятствия,  не переставала грезить. Вычитав в женском журнале, что если Мечту  холить ежедневно, она сбудется, каждый вечер перед сном я представляла  себя  верхом на индийском слоне. Пару раз в неделю я засыпала не одна, а с Никитой. И тогда  заменяла слона на другой  индийский символ – «Кама-сутру».  Материализация последней удавалась нам  неоднократно. Но, к сожалению, не в Индии.

С Никитой мы познакомились на выставке рекламы. Он приехал в Москву из провинции,  снимал комнатушку на окраине, учился в художественном и подрабатывал  оформлением книжных обложек.

Не знаю, любила ли я его. На Никиту можно было положиться. Он всегда   принимал меня, как есть  — со всеми «тараканами». И если он не показывался больше трех дней, в душе у меня поселялось беспокойство. Если все это – любовь – тогда, пожалуй, я его любила. Он был старомодным романтиком и, вообще, ребенком. Придумывал  сентиментальные прозвища. Дарил цветы, приглашал на прогулки по заброшенным паркам. Наверно, будь он богачом, он устраивал бы  вечера с корзинами роз, изысканными ужинами и путешествиями на яхте. Но он был студентом. Так что приходилось довольствоваться ландышами и гвоздиками, а вместо ресторанов кормить романтика домашними обедами. Мы встречались уже три года, и как-то само собой разумелось, что когда-нибудь мы поженимся. Благо у нас было, где жить – мне в наследство от бабушки досталась квартира.

Увлечение Индией Никита воспринимал  спокойно, хотя и без оптимизма. Даже помогал  собирать вырезки и открытки. Он и «Кама-сутру» притащил.

Был первый день  отпуска, который мы собирались провести вместе с Никитой. С утра позвонил  почтовый курьер. Сказал, что принесет пакет. Я, жутко заинтригованная, два часа провела, как на иголках – никаких пакетов я не ждала. А сюрприз мог быть только от Никиты. Когда я развернула посылку, оттуда выпали бумаги. Прочитав, я не сразу поверила. Это была  туристическая путевка и билет. В Индию! На целых две недели! С посещением главных достопримечательностей, с катанием на слонах и походом в джунгли! Квартиру огласил восторженный рев. Соседка баба Маша, услышав его, высунулась в коридор. От удара ее железной двери о стену, у меня, как всегда, упал календарь. Я выскочила и расцеловала ошалевшую бабку. Та в ужасе ретировалась.

Кроме билета и путевки в пакете оказались заграничный паспорт с индийской визой,  талоны на трасферы. И листочек в клеточку. Почерк Никиты. На душе потеплело.  «Птенчик, это  подарок. Прощальный подарок…» — Что? Что значит – прощальный? – я напряглась. Он меня разыгрывает, что ли? Мы виделись позавчера, и все было нормально… «Я знаю, ты давно мечтала об этой поездке. А я давно мечтал сказать тебе одну важную вещь. Но не знал как. Думаю, что мой подарок скрасит горечь нашего расставания….» Да почему расставанья-то? Может, он сумел купить только одну путевку?! – осенило меня. Милый, милый Никита! Наверно работал целый год, как проклятый! Ничего мне не говорил. Он пишет о расставании на две недели!… « Мы больше с тобой не увидимся, Малыш. Прости. Не звони мне. Я не готов продолжать наши отношения. Они зашли слишком далеко. Я не готов жертвовать своей свободой сейчас…»  Что-о-о?!  О какой свободе он пишет? Что,  я силком тянула его под венец?! Да я вообще об этом не говорила! Он сам заводил  разговоры о семье и детях, выведывая мое отношение. И вот теперь он испугался каких-то двух недель, которые мы решили прожить вместе! Да кто он такой, чтобы так со мной обращаться…! Я  в ярости отшвырнула письмо. В  груди заклокотал вулкан. Радость от осуществления мечты смешалась с оскорбленным самолюбием, жаждой мщения, ужаса от того, что ехать уже завтра, а у меня ничего не готово, желанием немедленно расцарапать лицо Никите и еще кучей нераспознанных чувств. Я схватила чемодан и, раскрыв все ящики и шкафы, стала собираться.

Пожаловаться было некому. Верка уехала в Лондон еще неделю назад. Кроме нее рассказывать, что Ник бросил меня таким экзотическим способом, я бы никому не стала.

Позвонила родителям. Мамина реакция была предсказуема. Она тихо прошептала: «Боже, какой кошмар!». В ее представлении  Индия была страной дикарей и тропических болезней. А отец, невнятно крякнув в телефон, пообещал довезти до аэропорта. Всю ночь перед отлетом я  мечтала о дрессированных слонах и разрабатывала план мести Никите.

В десять утра я попрощалась с Москвой  и  пообещала себе, что на эти две недели забуду о плохом. Буду наслаждаться. А про Никиту подумаю, когда вернусь. Но, забегая вперед, скажу, что планам  сбыться не удалось. Индия действительно оказалась сказочной страной, только совсем не из того сборника, который я читала. Да и одно дело сказки читать, а совсем другое – в них участвовать.

 

Статьи