Братик Коля

Братик Коля

detiШурка сидела под столом в обнимку с плюшевым мишкой. Солнечный луч, пробиваясь сквозь  окно, горел  в воздухе ярким столбом, в котором плавали пылинки. Отблески солнца попадали на стены и небогатую меблировку «хрущевки».  Мама и Баба Маша гремели посудой на кухне. Пахло жареной картошкой. Папа лежал на диване и читал газету. Кисти скатерти, под которой пряталась Шурка, щекотали ей затылок, но она не обращала на них внимания. Она переваривала новость.

Много перемен случилось на пятом году ее жизни. Семья, включая Бабу Машу, переехала из деревни в большой Город. Теперь, чтобы выйти погулять, надо спускаться по длинным лестницам. Шурка скучала по Аньке, по деревенским забавам, свободе и аромату травы. Новыми друзьями Шурка еще не обзавелась и чувствовала себя одиноко.

В детском саду работала злая нянька, которая обещала Шурке вылить суп за шиворот, если она не будет есть. Шурка боялась до мурашек, но не сдавалась. Нянька ябедничала маме. Мама ругала Шурку за строптивость.  В общем, Город не очень ласково встретил Шурку. Одно было хорошо – Баба Маша теперь жила вместе  с ними.

Тем утром Баба Маша  зашла к ней в комнату. В руках у нее была пачка кукурузных палочек. Шурка спрыгнула со стула и заплясала вокруг бабушки. Баба Маша открыла коробку и отдала внучке. Палочки пахли ванилью. Шурка набила полный рот, с восторгом глядя на бабушку.

— Это ффсе мне? –она знала, что палочки было трудно купить, и они были редкостью в их доме.

— Не спеши, подавишься! – заворчала Баба Маша, утирая краем передника Шуркино лицо и руки. – Ешь помаленьку. И заговорщицки подмигнув, сказала:

— У меня есть секрет!

Шурка оживилась, продолжая жевать:

— Шикрет?

— Да. Самый настоящий секрет. Его пока никому нельзя говорить. Сумеешь?

— Шумею! – у Шурки от сладкого свело скулы, а от нетерпения задрожали коленки. Еще бы! Настоящий взрослый секрет.

— У тебя скоро будет маленький братик! – выдала Баба Маша.

Шурка открыла рот от удивления. Часть палочек выпала на пол.

— Зачем мне братик?!

— Ну как зачем. Играть. Тебе же скучно одной играть.

— Ничего мне не скучно! Я с тобой играть люблю, — насупилась Шурка.

— Ты не понимаешь. Братик – это хорошо! Будешь его защищать, гулять с ним. Будете играть вместе, — сказала Баба Маша, подбирая палочки с пола.

— Не надо мне никого! – Шурка исподлобья посмотрела на Бабу Машу.

— Ну что ты, Шурочка! – закричала Мама из кухни. – Это так здорово, когда у тебя есть брат!

— Будет у меня и сын, и дочка! – добавил Папа.

— Не хочу! Не хочу! Не хочу!

Шурка схватила плюшевую игрушку, бросила коробку с палочками, и забралась под стол.

Этого не доставало! Шурка так устала от перемен, что заранее невзлюбила будущего члена семьи. Как же уговорить родителей не покупать нового братика? Ничего путного в голову не шло, и Шурка тяжело вздыхала из-под скатерти.

Мама заглянула в убежище:

— Картошку будешь?

— Не буду, — обиженно буркнула Шурка. Братика своего кормите.

***

motto.net.ua-84202Прошло несколько месяцев. Шурка уже обвыклась на новом месте. Смирилась  с долгими поездками в переполненном автобусе  по утрам, и с тем, что гулять можно только около дома. Познакомилась во дворе с ребятами. Злобную няньку перевели в другую группу. В общем, жизнь начала налаживаться, и Город уже не казался страшным огромным зверем, который хочет ее проглотить.

Баба Маша каждый день устраивала Шурке вечернюю игру в «братика Колю». Они раскладывали кукольную посуду, наливали в нее настоящий суп, брали кукольные ложки и ели. «Братик Коля» есть не умел, поэтому нужно было показать ему, как правильно есть суп. Шурке приходилось есть за двоих.

Баба Маша  приучила Шурку к мысли о том, что появление брата неизбежно. И, в конце концов, Шурка смирилась с этим фактом. Что ж, братик, так братик. Может, это не так  плохо. Научится  есть из кукольной посуды. Шурка покажет ему свои игрушки и объяснит, как нелегко бывает  ребенку  в мире взрослых.

***

Баба Маша сказала, что братиков покупают только в больнице. За мамой приехали ночью и увезли. Шурке было велено потерпеть. Шурка терпела. Жаловалась  плюшевому другу, что скучает по маме и ждала.

В тот день она, как обычно, разложила игрушки, для игры «в Колю». Осталось дождаться Бабу Машу, которая была сама не своя и постоянно куда-то звонила. Вот и сейчас она висела на телефоне.

— Баба! Ты скоро? У нас суп остывает, — заканючила Шурка.

Баба Маша положила трубку и взволнованно произнесла:

— У тебя родилась сестричка!

— Какая еще сестричка? – оторопела Шурка. – А братик?

— Мальчиков не было. Купили девочку, — улыбнулась Баба Маша.

Шурка была вне себя. Что же это такое! Столько времени готовились к появлению Коли. А тут здрасте, пожалуйста! Нельзя полагаться на взрослых. Сами не знают, что хотят купить – мальчика или девочку! Берут первое, что дали.

— Не нужна мне сестричка! – возмущенно выкрикнула Шурка.

— Ну что ты, глупышка! Девочка даже лучше. С девочкой ты сможешь играть в куклы, в дочки-матери… — в голосе Бабы Маши слышался смех, и от этого Шурка еще больше разозлилась.

— Не нужна мне ваша сестричка! – Шурка топнула ногой, бросила игрушки и убежала в комнату.

Баба Маша смеется над ней! Что тут смешного! У человека несчастье, а ей смешно! Шурка забилась в угол и разрыдалась.

***

704x393x6.jpg.pagespeed.ic.MQVk0N0b3mЧерез пару дней вернулась мама. В руках у нее был большой сверток, перевязанный розовой лентой. От мамы пахло больницей.  Никакой девочки она не привела. Шурка облегченно выдохнула и бросилась обниматься. Все-таки передумали покупать сестру.

Мама обняла старшую дочь и сказала:

— Ну что, будем знакомиться?

Осторожно положив сверток на кровать, она слой за слоем развернула его и поманила Шурку пальцем. Шурка придвинулась к кровати и обомлела. Она еще никогда не видела ничего подобного. В свертке, посапывая, лежал крошечный, лысый, сморщенный, человечек с красноватой кожей. Совсем некрасивый, похожий на маленького старичка. Он него странно пахло.

— Это твоя младшая сестренка – Поля.

Шурка в ужасе подняла на маму огромные глаза.

— Мама!!! Мне не нужна такая сестренка! Отнеси ее обратно туда, где купила!

От несправедливости, от обманутых ожиданий  выступили слезы.

Шурка не понимала, почему засмеялись Мама и Баба Маша.

От громких звуков человечек проснулся, сморщил личико и закричал. Мама принялась его успокаивать, а Шурка, заткнула уши и заползла под скатерть. Жизнь ее была кончена. Пожаловаться, кроме мишки, было некому. Мама и Баба Маша ни за что не согласятся отнести красное существо обратно в больницу. Папа уехал в долгую командировку, и наверно, даже не знает, что  натворили без него его женщины. Помочь было некому. Шурка обняла медведя и заплакала от настигших ее перемен.

***

woman-with-newborn-in-hospitalЧерез пару месяцев Шурка привыкла к новому члену семьи. Ей было очень трудно осознать, что теперь не одна она – «мамина девочка», и когда она слышала мамин ласковый голос, то всегда бежала на зов. Но часто оказывалось, что мама говорит с младенцем. Шурка ревновала и злилась, подглядывала в дверную щель, как мама кормит грудью сестру. Пыталась притвориться маленькой. Пыталась болеть. Чтобы мама обратила на нее больше внимания. Но никакие уловки не помогли. Ребенок остался жить в семье. Пришлось смириться с этим фактом.

Теперь Шурка стала старшей. Ей давали больше поручений. Она подавала маме пеленки, носила из кухни бутылочки, которые подогревала Баба Маша. У них с Бабой Машей стало меньше времени для игр. Поля все время кричала. Мама нервничала. Шурка тосковала по тем временам, когда они жили без младенца. Папа никак не возвращался, и только изредка звонил по телефону. Шурка очень скучала.

Однажды утром в воскресенье Шурка стояла возле кроватки Поли и наблюдала за тем, как малышка сосет палец.

— Глупая ты, — сказала ей Шурка, — вот съешь палец, как будешь без пальца?

И вдруг Поля улыбнулась ей. Шурка замерла. Она что, понимает?! Понимает человеческую речь?

— Ты меня понимаешь? – переспросила она сестру.

Малышка снова улыбнулась в ответ.

— Мама! Мама! – заорала на весь дом Шурка.

— Что такое? Что случилось? – прибежали встревоженные Мама и Баба Маша.

— Она меня понимает! Я с ней говорю, а она улыбается! Прямо как человек!

— Конечно, она понимает, — Мама погладила Шурку по голове, — погоди немного, вы еще подружитесь.

— Сейчас скажем? – спросила Баба Маша у Мамы, кивнув на Шурку.

Шурка напряглась. Этот тон! О, она его отлично знает! Опять что-то случилось!

— Дочка, ты уже большая, мне нужно тебе что-то сказать.

Шурка обмерла.

— Еще сестренка?!

— Нет, мы переезжаем.

— Переезжаем?! Опять? Я не хочу!

— Мы переезжаем к папе. Он получил хорошую работу и новую квартиру. Мы едем к нему.

К папе! Ура! Наконец-то! Шурка очень соскучилась по папе. Она запрыгала от счастья по комнате.

— А Поля?

— Поедет с нами. Она теперь навсегда с нами, она такая же дочь мне, как и ты.

Шурка подумала, что ничего не такая же. Что она, Шурка, намного лучше. Она умеет сама надевать колготки, разговаривать и играть.  А Поля? Что она умеет? Только лежать, пить молоко, сосать палец и кричать.

Но новость о переезде к папе была такой замечательной, что Шурка решила промолчать. В конце концов, папа сразу поймет, что Шурка и Поля – не одно и то же. И Шурка побежала складывать игрушки для переезда.

С любовью, Глория Мур

(Начало истории здесь)

 

Добавить коментарий

Статьи